хиромантия

ХИРОМАНТИЯ ДЛЯ ВСЕХ

ПРЕДИСЛОВИЕ

Рука, как известно, состоит из костей, мышц, хрящей, кожного покрова, и трудно поверить, что эти ткани при всей их невероятной сложности имеют отношение к характеру, темпераменту и событиям жизни обладателя. Руку питают кровеносные сосуды, нервные волокна сообщают мозгу информацию и получают от него сигналы для передачи исполнителям. Но каков механизм образования на ладони множества знаков, позволяющих видеть человека, что называется, насквозь?

Древние не задавали себе подобных вопросов. Для них механизмы хиромантии были «черным ящиком», заглянуть в который нет возможности. Не дано. Как не дано нам сегодня знать источники эзотерических знаний. Мы не знаем, откуда взялись их познания в области хиромантии: кто-то преподал им эту науку или тайны ее в течение тысячелетий из поколения в поколение накапливались наблюдательными людьми. Американский ученый китайского происхождения Лин Ю-танг пишет, что при царских дворах древнего Китая ученые хироманты занимали особо почетное место и от их решения зависело многое в государстве. Хиромантию знали древние халдеи, персы и индусы. Труду по хиромантии Вальмика Махариши от 4,5 до 5 тысяч лет, и современные индусы не сомневаются в том, что текст этого произведения был внушен автору свыше. Произведение состоит из пятисот шестидесяти семи стихотворных строф, причем каждая строфа рассказьюает о значении одного из зна-

ков. Выражаясь современным языком, — 567 битов информации, что совсем неплохо для книги, дошедшей до нас из такой седой древности.

Один из древнейших трудов по хиромантии приписывают Аристотелю. Хиромантия была известна и египетским жрецам. Есть историки цыганского народа, которые убеждены, что искусство чтения ладони досталось цыганам от древних египтян.

Большинство европейцев по традиции считали хиромантию предрассудком. Правда — слабость человеческая! — когда кому-нибудь становилось туго, он (чаще она) непрочь был посоветоваться с грязноватого вида неграмотной, но великомудрой цыганкой. А случалось и такое: предприимчивый монах подлавливал черномазую «ведьму» и, припугнув расправой за незаконное, богопротивное занятие, выспрашивал у нее хиромантические секреты. Это позволило некоторым католическим монастырям приумножить свои и без того немалые доходы. Сохранились записи, свидетельствующие о крайней ограниченности монастырской хиромантии, и читать их сегодня скорее забавно, чем поучительно.

Наука к этому, как и к другим подобным занятиям, всегда относилась скептически. Хироманты же то обижаются на ученых за то, что те не принимают их в свою компанию, то сами, явочным порядком, наперекор академиям, объявляют хиромантию наукой. Однако к данным хиромантии обращались и продолжают обращаться ученые психологи. Одним их них был, в частности, швейцарский психолог, основатель аналитической психологии, сподвижник великого Зигмунда Фрейда — Карл Густав Юнг. В своих исследованиях Юнг постоянно обращался к знакам на ладони, которые хорошо известны хиромантам. Юнг полагал, что форма и функционирование руки прямо связаны с психикой и поэтому нет ничего удивительного в том, что рука может быть уникальным источником информации о характере и психических процессах.

Только ли рука?

Безусловно, не только. Прежде всего — лицо. Даже не изучив трудов ученых-физиономистов древности (крупнейший из них — француз Лаватер), мы «чи-

таем» лица незнакомых людей, каким-то таинственным образом, не съев традиционного «пуда соли «с этими людьми, с первого взгляда получаем о них то самое «первое впечатление», которому некоторые доверяют гораздо больше, чем второму, влюбляемся с первого взгляда или, напротив, сразу же отталкиваем от себя.

 

РАССКАЗЫВАЮТ ЛИЦА

Лицо — и в этом никто не сомневается — может быть умным и глупым, добрым и злым, грубым и утонченным, нежным, приветливым, отталкивающим, внушающим доверие, озабоченным, жизнерадостным. .. Мы судим обо всем этом, глядя на лицо человека, но, как правило, не можем с уверенностью сказать, какие именно складки, формы или черточки делают его таким, каким оно кажется. У кого нос длиннее или уши круглее — у умных или глупых, у хитрых или добродушных?

Мы все немножко физиономисты. Хотя бы потому, что помним некоторые литературные штампы: большой лоб — признак ума, тяжелый, выступающий вперед («наполеоновский») подбородок — сила воли и властолюбие, полные губы — сладострастие... Нос крючком бывает у ведьм и алчных ростовщиков, нос с горбинкой — у полководцев и авторов трагедий, вздернутый носик — у наивных хохотушек.

Почему вы сочли лицо какого-то незнакомца настолько честным и открытым, что доверили ему присмотреть за вашим чемоданом? А о ком-то другом говорите, что он производит впечатление жулика. Что внушает вам эти

Начало Следующая страница >